УчастникамПолезная информацияСтатьи и комментарии

Импорт и торговля: Бизнес меняет ориентацию?

По информации «Новостей малого бизнеса», начиная со второй половины дня 7 августа, петербургские оптовые поставщики и дилеры либо приостановили отгрузку своего товара в сети до понедельника, либо повысили расценки на этот товар аж вполовину. Так отреагировал рынок на годовое эмбарго, подписанное президентом Владимиром Путиным.

Медлить со вступлением в силу президентского указа не стали. Уже утром 7 августа несколько автомобилей, груженных экспортным товаром, были остановлены на границе с Россией и отправлены обратно. Судьба некоторых поставок на данный момент «подвисла»: как рассказал «Новостям малого бизнеса» один из питерских дилеров, вопрос с пропуском его груза через границу будет решен на днях. Поскольку предприниматель работает по предоплате, вопрос, кто в случае развития негативного сценария вернет ему более ста тысяч евро, оплаченных за товар, пока висит в воздухе: рассуждать на эту тему юристы не берутся.

ЕС назвала предпринятые Россией меры – грубыми нарушениями правил ВТО. Как указывает издание «КоммерсантЪ», в списке запрещенных на ввоз товаров фигурируют все молочные продукты, плодоовощная продукция, рыба, частично под ограничения подпадают мясо и мясная продукция, злаки. Исключения предусмотрены, в частности, для всех продуктов детского питания и вина.
Тем временем, Минсельхоз России подготовил список альтернативных стран-поставщиков продовольствия, которыми чиновники надеются заместить продукцию стран, попавших в «черный список». Так, в Минсельхозе уверены, что таковую можно заменить продукцией из Уругвая, Аргентины, Бразилии, Парагвая и Белоруссии. Например, новыми поставщиками сыра, масла и сухого молока предполагают стать страны Южной Америки и Новой Зеландии. Яблоки и груши будут поставлять из Китая, Аргентины и Чили, а персики, черешню и абрикосы – из Азербайджана, Узбекистана, Турции и Армении.

В связи с «переделом рынка» в ведомстве также не исключают кратковременного роста цен на продукты, что касается бизнеса, то его чиновники призывают «переориентироваться на другие рынки».

В то же время российский политолог Георгий Сатаров оценивает решение власти как «не просчитанное», ссылаясь на тот факт, что огромное число продовольственных и потребительских товаров, которые продаются в нашей стране, производятся на ввозимом сырье:
«Пример – «наша» колбаса. Россия не производит мяса, которое годится для изготовления колбасы. Исчезнет и «наш» шоколад (...) Чтобы заместить большое число разнообразного ассортимента, нужен свободный бизнес, малый и средний...Вы его в России последнее время видели?» – пишет Сатаров на своей странице в социальной сети.

Как откликнется на кардинальные перемены малый бизнес Петербурга, завязанный на импортном сырье и продукции, «Новости малого бизнеса» спросили у экспертов – правозащитников, финансовых аналитиков и непосредственных участников рынка.

Александр Абросимов, бизнес-омбудсмен Санкт-Петербурга:

«Введение санкций против ввоза ряда продуктов питания из стран США и Евросоюза – это, безусловно, политический шаг, ответные меры на политику, проводимую в отношении России. В то же время, российским предпринимателям нужно воспользоваться сложившейся ситуацией и активно внедрять на отечественный рынок, свою же, отечественную продукцию. Ведь в крупных магазинах сегодня не найти яблок из Краснодара или Крыма, мяса из Ленобласти, картофель закупается в Израиле. Нужно проводить линию поддержки российского сельхозтоваропроизводителя, политику импортозамещения не только в области технологий, но и в области пищевой промышленности. Не думаю, что малый бизнес пострадает в результате санкций, малые компании не занимаются поставками из зарубежных стран овощей и фруктов, а закупают все на овощебазах, запасы которых также будут пополняться цитрусовыми из Марокко, бананами и ананасами из Эквадора. И, надеюсь, другими продуктами из России и стран Таможенного союза».

Алексей Третьяков, председатель Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Санкт-Петербурга:
«Откровенно говоря, я об этом мечтал шесть лет. Проблема сельскохозяйственного сектора не в том, что он не может ничего произвести, а в том, что область сбыта заблокирована крупными сетями. Тот же главный садовод страны Василий Захарьящев неоднократно говорил: садоводы сегодня производят больше, чем могли бы продать. А знаете, сколько они продают? 2% от всей своей продукции! Поэтому такой запрет, на мой взгляд, только подтолкнет отечественный рынок к развитию. Сейчас нам начнут активно врать, что не могли сделать этого раньше, поскольку были ограничения, наложенные участием в ВТО. Вам напомнить, когда был принят закон «О торговле»? Очевидно, что этого не позволяло могучее сетевое лобби. Что касается роста цен, то, как вы знаете, сети используют любую «перемену погоды» для того, чтобы их взвинтить. Здесь нужна политическая воля, в конце концов, у них есть масса уязвимых мест. Никакого хаоса на гастрономическом рынке я не предвижу. Наконец, у нас не выработаны все резервы сотрудничества с Беларусью. Из той же Латинской Америки мы можем привозить мясную продукцию. Или США территориально к нам ближе?»

Михаил Кузнецов, руководитель оптовой базы Санкт-Петербурга:

«Сегодня у нас на базе творится настоящий дурдом – непрерывно звонят оптовики, просят товар со складов. Итак, какие сценарии развития событий мы видим. Во-первых, на рынки России хлынет контрабанда, как это было в случае с запретом продукции из Литвы. Ну запретили у нас литовские товары, и что? Они точно также присутствовали в ассортименте, только цены взвинтили. При выборе российского товара и импортного покупатель не будет выбирать отечественную продукцию. Потому что она не может составить конкуренции из-за своего плохого качества. Из ближних к нам стран более-менее нормальную продукцию производила Украина, которая сейчас тоже попала под запрет. Во-вторых, никакого толчка отечественному производителю это не даст. Даже для отечественного, простите, дерьмового сыра, необходимо молоко. А где его взять? Мы за месяц вырастим племенные стада коров? А чем их кормить? В-третьих, некий дефицит на гастрономическом рынке непременно возникнет. Взять то же мясо. В Аргентине, на которую мы так уповаем, ограничили экспорт мясной продукции. Поэтому удовлетворять увеличившийся спрос они не смогут. Ну и конечно на бизнесе это отразится не самым лучшим образом. Например, для меня курс евро, который подскочил на рубль, означает увеличение стоимости поставки на 125 тысяч рублей, исходя из того, что машина сыра стоит 125 тысяч евро. Эти расходы не рассчитать заранее, курс постоянно скачет. Например, сейчас мы рассчитываемся за последнюю поставку, по курсу евро, прошу заметить. Поэтому и приходится закладывать цены с учетом этих колебаний. В конечном счете, все отражается на потребителе».

Константин Абрамчук, технический директор «КОФЕМОБИЛЬ»:

«Конкретно на нашем бизнесе запрет на отдельные виды товара не скажется. Нам поставляют кофе из Голландии, но ведь это не овощи, которые можно вырастить в России. Да и объемы поставок не те. В целом же, в непродолжительном промежутке времени на малом бизнесе это может сказаться, особенно если предприниматель завязан на контрактах с зарубежными странами. Но ему и легче переориентироваться, нежели крупнякам. Что касается дефицита, то мясную продукцию, как я полагаю, мы можем покрыть за счет Аргентины. Замену американской курятине можно найти на своих птицефабриках. С овощами тоже не вижу проблем. Возможно, последует какая-то инфляция, не думаю, что она составит больше 2%. В целом эти меры помогут нам перестроиться на импортозамещение. Это шаг к тому, чтобы, наконец, развивать свою промышленность».

Максим Клягин, аналитик УК «Финам Менеджмент», пищевая и легкая промышленность:
«Риски жестко просчитывались. Ограничения вводились в сегментах, где можно без издержек переориентировать логистику закупок. Поэтому, скорее всего, результаты будут нейтральными и краткосрочные эмбарго не приведут к дефициту. Что касается малого бизнеса, то здесь есть возможность импортозамещения, однако удастся ли воспользоваться им, вопрос неоднозначный. Есть ведь и такие негативные факторы, как общий спад экономики, снижение ликвидности и т.д. В отдельных случаях потребуются стимулы. Импорт может быть заменен за счет внутренних производств, но ему нужны дополнительные источники. Что касается нарушений правил ВТО – насколько я помню, членство в этой организации предусматривает подобные эмбарго, если это создает угрозу для внутреннего рынка страны. Разумеется, не исключены судебные разбирательства, но что же – значит, будем судиться».

Кирилл Поляков, президент Ленинградской областной торгово-промышленной палаты:

«Меня не пугает ситуация с продовольственным эмбарго. В Ленинградской области хорошо развито сельское хозяйство, она полностью обеспечивает себя и 40% Северо-Западного региона по основным видам сельхозпродукции – мясу, рыбе, молоку, яйцам. Я считаю, что санкции станут для отечественных компаний толчком к производству необходимой продукции. До недавнего времени мы видели огромную конкуренцию на рынке мясных изделии, из-за чего было снижено производство свинины, которую привозили из-за рубежа в огромных количествах и сомнительного качества. Принятые меры активизируют работу сельскохозяйственных предприятий и фермеров региона, что впоследствии положительно скажется на экономике Ленобласти».

Подготовила Алла СЕРОВА, «Новости малого бизнеса

Источник: «Новости малого бизнеса»

Добавлено: 11.08.2014 в 07:09 | Просмотров: 553 | Комментариев: 0
Поделиться: