УчастникамПолезная информацияОбзоры, аналитика, статистика

Как курсы валют будут влиять на стоимость продуктов в 2015 году

Еда в этом году, как выяснилось, будет не только дорожать, но и дешеветь. Об этом нам рассказала одна из главных наших экспертов по продуктам - директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина. Практически всегда ее прогнозы по ценам на продовольствие совпадали с данными, которые впоследствии давал Росстат. И мы снова обсудили с ней, что будет с ценами на полках продовольственных магазинов. Теперь уже в этом году.

Елена Борисовна, мы видим, что рост курса доллара отражается на ценниках. Продукты стали дорожать быстрее, чем раньше. Как ситуация будет развиваться в этом году?

Елена Тюрина: Давайте разберемся сначала вот в чем. В удорожании продуктов есть две составляющие. Традиционная - это сезонность и та, что отличается год от года.

Тогда начнем с первой, сезонной. Как здесь пойдет дело? Насколько изменятся цены? Пройдемся по всем товарным группам.

Елена Тюрина: Что касается мясной группы. С января по апрель тут происходит традиционное снижение цен на 10-12 процентов. В январе это определяется тем, что покупатели, потратившиеся перед праздниками, начинают экономить. Потом сказывается наступление Великого поста. Все больше людей сейчас придерживаются этой традиции. В мае цены начинают расти. Мяса в летнее время едят много.

А что с овощами?

Елена Тюрина: По плодоовощной группе удорожание начинается еще в конце предыдущего года. Локального пика цены достигают прямо перед новогодними праздниками. Потом они несколько снижаются, но вскоре поступательный рост продолжается.

Самые дорогие фрукты и овощи мы видим где-то в июне. За первые пять месяцев цена вырастает на 20-25 процентов. Стоимость овощей растет примерно на четыре процента в месяц. Такая ситуация связана с тем, что на нашем рынке все еще большая доля импортной продукции.

Как на молочку повлияет в этот раз сезонность?

Елена Тюрина: Молочная группа достаточно стабильна. При этом есть некоторый спад потребления в начале года. В период поста некоторые люди отказываются и от молочных продуктов. Также есть общий тренд повышения цены за счет того, что мы импортируем много сырья. Особенно в зимний период.

Молочка за 2014 год подорожала на 15 процентов. В 2015 году произойдет ускорение?

Елена Тюрина: Зимой надои снижаются, увеличивается импорт сухого молока. А там, где импорт, там рост цены из-за ситуации на валютном рынке. У нас по сухому молоку порядка 30 процентов составляет импорт. Так что рост цен примерно процента на 3-4 в месяц по молоку мы увидеть можем начиная с февраля. Ситуация стабилизируется в мае, когда увеличится предложение сырого молока нашего производства.

Делаем вывод: надо форсировать импортозамещение.

Елена Тюрина: Именно. Прежде всего это касается плодоовощной продукции. Несмотря на то что мы отказались от импорта из ряда стран, ситуация с собственным производством пока существенно не поменялась. Все-таки большая часть овощей и фруктов пока импортируется. Мы с августа от Европы переключились в сторону Северной Африки, Китая и стран Латинской Америки. Ведутся переговоры по поставкам из Средней Азии и бывших стран СНГ. Но пока не видно активизации собственных ресурсов.

Какую прибавку к цене даст валютная составляющая?

Елена Тюрина: Предположим, доллар в 2015 году будет стоить примерно 60 рублей. Это рост на 80 процентов к 2014 году. Он скажется на цене продукции у оптовиков и в рознице. Нельзя сказать, что все подорожает на эту же величину. Магазины вряд ли пойдут на это, иначе продажи сократятся в разы. Люди просто сократят потребление.

Скажем так. Если раньше среднемесячные темпы роста были 4-5 процентов по плодоовощной продукции с начала года и в период с мая по июнь, то в 2015 году можно говорить о 10-процентом росте.

Не мало? В конце декабря прошлого года, по данным Росстата, огурцы и помидоры дорожали где-то по пять процентов в неделю. За месяц - 20 процентов.

Елена Тюрина: Это было начало тенденции, о которой я говорю. Но тут есть и предновогодняя составляющая. Спрос растет, продавцы на этом зарабатывают. Ведь после Нового года покупательная активность людей снижается, как и темпы роста цен. Если подорожание продолжит напор, то произойдет снижение спроса. Плодоовощная продукция - это не товары первой необходимости. Продавцы это понимают, потому и не будут "перегибать палку".

Мясо весной будет дешеветь процентов на 10-12: так сказываются постные дни

На фоне дорогих овощей не будет всплеска производства в личных подсобных хозяйствах?

Елена Тюрина: В какой-то степени эта ситуация может активизировать население. Но не думаю, что этот процесс приобретет массовый характер, как в 1990-х годах. Все же сейчас ситуация другая.

Да и в личных хозяйствах выращивание идет летом. А в летний период по России и так большие объемы производства. К тому же спрос резко падает, вместе с ним и цены. С сентября, стоимость овощей опять идет вверх. Нам надо учиться сохранять урожай, строить современные хранилища.

Что касается мясной группы. По ней в конце года не было высоких темпов роста относительно других групп продуктов.

Елена Тюрина: Это нормально. Рост был в рамках сезонного тренда. Где-то на 10 процентов за декабрь. Пик стоимости мясопродуктов приходится на 20-25 декабря. А дальше цены снижаются. Продавцы понимают, что основные закупки сделаны. В рознице цена, может, и не будет падать сильно. Только если за счет каких-то акций. В целом цены, скорее всего, до мая стабилизируются на нынешнем уровне.

По свинине у нас доля импорта сократилась до 13 процентов, это предварительные оценки. А по птице уже меньше 10 процентов. Факторы ценообразования больше зависят от ситуации на внутреннем рынке. И колебания валютных курсов в меньшей степени сказываются на этих рынках. Только в части закупок импортных кормов. Но сейчас происходит рост их производства в РФ. Есть проекты, которые могут предлагать продукцию на рынке. Что тоже снизит риски валютных колебаний на мясных рынках.

После Пасхи что будет?

Елена Тюрина: Это сезонный тренд. В мае у нас идет пик - порядка 5-7 процентов. Потом в сентябре-октябре после отпусков цены снова растут, особенно ближе к Новому году. Я не вижу рыночных предпосылок для серьезного изменения ситуации. При этом прогнозировать какие-то субъективные моменты тяжело. Поведение отдельных торговых сетей или производителей может выбиваться из общей картины. Но фундаментальных изменений на рынке я не жду.

Вернемся к замещению импорта. Намечаются проекты по выращиванию в закрытом грунте, по хранению. Как скажется на них ситуация с валютой?

Елена Тюрина: Хороший вопрос. В новой редакции программы минсельхоза по развитию аграрно-промышленного комплекса (АПК) увеличены размеры финансовой поддержки на эти проекты. Мы насчитали порядка 50 проектов именно в сфере плодоовощной продукции. Тут и выращивание, и хранение. Сейчас популярен комплексный подход. Все понимают проблему и знают о нехватке мощностей. Это задел для развития.

Вызывает озабоченность, что контракты на поставку оборудования заключаются, в основном, в валюте. Все-таки у нас по большей части используется импортное оборудование. Это касается не только теплиц, но и молочных хозяйств, и убойных предприятий. Получается, стоимость закупаемого оборудования увеличивается практически в два раза.

Оно еще не оплачено?

Елена Тюрина: По проектам, и не только плодоовощным, но и молочным, финансирование идет 50 на 50. Половина уже оплачена, грубо говоря, 500 тысяч евро, а 500 тысяч евро надо оплатить после поставки. Заключались контракты при цене евро 45 рублей. А выручка у компаний идет рублевая. Все понимают: либо период окупаемости вырастет, либо резко повышать отпускную цену на продукцию. Я в конце прошлого года разговаривала с разными компаниями, все говорят: "Не знаем, что делать дальше!" Эта ситуация, конечно, негативно влияет именно на инвестиционные планы. И на прогнозы по росту производства.

Уж и не знают! Они используют любой повод, чтобы поднять цену и дополнительно на этом заработать. Разве не так?

Елена Тюрина: Я об этом и говорю. Сейчас у всех резкое желание увеличить отпускную цену. Но для того, чтобы условия инвестиционного договора соблюсти по срокам окупаемости, по периоду предоставления кредита, цены надо увеличивать буквально на 70 процентов.

Рынок такого роста цен не выдержит. Вы сами видели: помидоры по 100 рублей, а пришли завтра - по 170. Куплю не пять, а два. Это нормальное поведение потребителя. Подняв отпускную цену, предприятия рискуют снижением объемов продаж. Тем самым выручка может снизиться.

А как насчет экспортных проектов? Такого у нас не может быть, что кто-то возьмет и нацелится на экспорт?

Елена Тюрина: Разговоры о том, что мы должны стимулировать экспорт, ведутся уже года четыре. Причем наиболее активно - по свинине, птице, то есть на растущих рынках. Мы все понимаем, что через два-три года российский рынок будет мал для растущих производителей.

Планы по увеличению производства должны сопровождаться и увеличением объемов экспорта. Европу как партнера мы уже рассматривать не можем. Ареал понятен. Я думаю, это бывшие страны СНГ, прежде всего Узбекистан, Туркменистан, Азербайджан - наши возможные партнеры по продвижению продукции на экспорт. Других я не вижу.

А с ними работать можно. Но только на низкой цене. Потому что уровень доходов там намного ниже, чем в России. Низкая цена в условиях роста кредита и всех составляющих самый больной момент для российских производителей. Снизить цены мы можем созданием льготных условий. Об этом много говорится, например, обнулить налоги для сельхозпроизводителей. Это, конечно, тоже было бы достаточно серьезным стимулом для увеличения производства.

В конце 2014 года появились сообщения о том, что некоторые поставщики буквально остановили поставки в сети продукции. Про соки такое говорили.

Елена Тюрина: По ним у нас очень высокий уровень зависимости от импорта. На производстве в основном используется импортный концентрат. И понятно, что поставщики заключили контракты по более низкой цене доллара. Соответственно рост цены на концентрат напрямую влияет на отпускную стоимость сока.

Производителей можно понять. Производство соков - процесс непрерывный. В этой сфере нет яркой сезонности. Тем более перед праздниками спрос вырос. Продавать себе в убыток производители и оптовики тоже не будут. Это звено. Понятно, что производитель вынужден увеличивать цены, так как работает на импортном сырье.

Назовите, пожалуйста, еще продукты, которые, как соки, сильно зависят от импорта?

Елена Тюрина: Немного непонятная ситуация с рыбой. Вроде сами вылавливаем, при этом импортируем большие объемы. И по ней, наверное, можно прогнозировать большие темпы роста. Где-то процентов по 5 в месяц. А также сокращение ассортимента.

Напоследок про главную продуктовую сенсацию года - гречку. Она уже подорожала почти вдвое. Что будет дальше?

Елена Тюрина: Меня удивляет эта ситуация. У нас хорошие валовые сборы, предпосылок для роста цены нет. При этом потребитель пошел и телегами стал выносить гречку, тем самым стимулируя рост цены. На такие продукты, как гречка, цена может расти за счет увеличения стоимости энергоносителей, затрат производственных. Но таких ценовых скачков быть не должно. Тем более дефицита. Здесь должны разбираться и Федеральная антимонопольная служба, и минсельхоз. Цена, я думаю, должна вернуться к прежним уровням.

Источник: Российская газета

Добавлено: 22.01.2015 в 08:45 | Просмотров: 573 | Комментариев: 0
Поделиться: