УчастникамПолезная информацияНовости

Мошенничество в бизнесе - больше не отдельное преступление

Российская Фемида в очередной раз приступила к закручиванию гаек. На этот раз ее пристальный взгляд обратился на отечественных предпринимателей. Высший судебный орган России указал, что теперь в отношении тех бизнесменов, деяния которых раньше квалифицировались по статье 159.4 УК РФ "Мошенничество в области предпринимательской деятельности", нужно применять "обычную" статью 159 - "Мошенничество".

Что же из этого следует для бизнеса? Увы, ничего хорошего. Поводом для разъяснений Верховного Суда РФ явился тот факт, что 12 июня статья 159.4 Уголовного кодекса РФ окончательно утратила свою юридическую силу. Судьи, вслед за законодателями, приняли во внимание толкование Конституционного Суда Российской Федерации по поводу этой статьи, выраженное в Постановлении от 11.12.2014 N 32-П.

В нем орган конституционного контроля посчитал, что введение отдельного привилегированного состава преступления для бизнесменов является нарушением принципа равенства граждан перед законом, закреплённого в Конституции РФ. В итоге, судьи КС поручили законодателю либо в течение шести месяцев внести в УК изменения по устранению "неконституционных аспектов ответственности за мошенничество в области предпринимательской деятельности", либо признать статью 159.4 утратившей силу. И вас закроют.

Перед нами ситуация, когда общеуголовная норма устанавливает более строгое наказание, чем норма специальная: верхняя граница наказания в виде лишения свободы по ст. 159.4 составляла пять лет, а по "обычному" мошенничеству – уже десять. Кроме того, по отменённой статье такой квалифицирующий (то есть отягчающий ответственность) признак, как крупный размер ущерба – тоже был мягче: по статье 159.4 он начинался с шести миллионов рублей, а по статье 159 Уголовного кодекса РФ – уже только с одного миллиона. Напомню, что ст. 159.4 была введена в действие в весьма краткую эпоху "оттепели" между государством и бизнесом, которая случилась в президентство Дмитрия Медведева. Именно тогда был введён мораторий на применение к предпринимателям такой меры пресечения, как содержание под стражей, была объявлена так называемая "бизнес-амнистия" (на практике, правда, власть ограничилась освобождением из-под стражи всего полутора с небольшим человек, хотя инициаторы амнистии планировали выпустить на волю порядка 100 тысяч осуждённых и обвиняемых).

А ещё тогда же, в президентство Дмитрия Медведева, планировалось широко применять к осуждённым бизнесменам такой вид наказания, как общественные работы. Но дело в том, что применение такого "мягкого" наказания потребовало бы вложения в пенитенциарную систему больших средств: нужно было построить порядка 30 исправительных центров по всей России. А это примерно два с половиной миллиарда рублей в ценах 2012 года. Понятно, что в разгар текущей экономической ситуации никто не стал бы тратить такие средства для облегчения участи осуждённых. "Венцом" тогдашней гуманизации уголовного законодательства как раз стала отдельная статья для мошенников-бизнесменов. Что же будет теперь? Можно ли как-то обойти запрет, введённый Конституционным Судом на установление для предпринимателей отдельных "правил игры"? Кому это нужно? Для начала напомню, что в соответствии с пунктом 1 статьи 2 Гражданского кодекса РФ предпринимательской деятельностью признаётся: «cамостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в установленном законом порядке». Обратите внимание на выражение «на свой риск». То есть законодатель относит бизнес к рисковым видам деятельности. И риск этот заключается, в том числе, и в более строгой ответственности.

Но дело в том, что здесь идёт речь о таком виде юридической ответственности, как гражданско-правовая, а вовсе не уголовная. То есть предприниматель обязан возмещать своим контрагентам ущерб, причинённый неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих договорных обязательств, независимо от наличия вины (умысла либо неосторожности). Освобождает от такой ответственности только наличие непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств). То есть: нарушил положения договора – ты обязан возместить причинённый этим ущерб. В этом нет твоей вины? Это никого не волнует. Ты знал, на что шёл, когда принял решение заняться бизнесом, ты постоянно рискуешь. Но если произошёл форс-мажор (например, стихийное бедствие) – тогда тебе повезло.

С уголовной ответственностью всё по-другому. Здесь наказание без вины – в принципе невозможно (см. статью 5 Уголовного кодекса РФ). И вина эта в форме умысла либо неосторожности (по статье 159 – ТОЛЬКО в форме прямого умысла) должна быть доказана стороной уголовного преследования. То есть гражданско-правовая и уголовная ответственность строятся на совершенно различных принципах. Но, когда на практике к бизнесменам начинают применять ст. 159 УК РФ – регулярно возникают ситуации, когда людей привлекают по факту причинения вреда, например, задержка с выплатой по банковскому кредиту. А потом еще и дают за это вполне реальные сроки. Скорее всего, ужесточение уголовной ответственности за совершение экономических преступлений стало результатом стараний силового лобби в федеральных органах власти.

Следственный комитет берёт реванш за потерю ряда своих полномочий во времена либеральной оттепели середины нулевых. Например, за лишение права возбуждать дела по налоговым преступлениям. И такое закручивание гаек на фоне кризисных явлений – очевидно популистский ход. Рядовому избирателю государство демонстрирует свою решимость пополнить казну за счёт борьбы с предпринимательской вольницей. Масштабы репрессий против бизнес-сообщества в современной России носят устрашающий характер: за последние десять лет к уголовной ответственности за экономические преступления было привлечено порядка трёх миллионов человек. Это примерно каждый шестой бизнесмен страны. При этом порядка 20% от общего числа привлечённых к уголовной ответственности предпринимателей получают наказания в виде реального лишения свободы. А теперь, когда предпринимательская небрежность может быть приравнена к обычному мошенничеству, бизнесмены могут сесть уже, ни много ни мало, на целых 10 лет. Мы видим, как наш "самый гуманный в мире суд" становится по-настоящему страшным. Есть ли выход? Тем не менее, не хотелось бы заканчивать статью на столь минорной ноте.

Давайте помечтаем. Как можно обойти формальный запрет Конституционного суда на либерализацию «мошеннической» статьи применительно к бизнесу? Оказывается, сделать это можно очень даже просто. Не стоит, на мой взгляд, приспосабливать состав обычного мошенничества к отдельной категории субъектов - предпринимателям. Нужно просто сконструировать специальную статью, отказавшись в ней от самого термина «мошенничество».

Возможна, в частности, такая потенциальная формулировка, как «причинение вреда чужому имуществу в результате неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязательств, вытекающих из гражданско-правового договора». При этом нужно прямо закрепить в такой статье наличие у нарушителя вины (в форме прямого умысла) на причинение вреда. Таким образом, можно «развести» гражданско-правовую и уголовную ответственность. Нет вины – ответственность гражданско-правовая, есть вина – уже уголовная. И сроки наказания тогда можно будет вернуть ко вполне либеральным, по нашим меркам, пяти годам лишения свободы Но вот вопрос: согласятся ли на это российские правоохранители?.

Евгений Сивков

Источник: Петербургский Правовой портал

Добавлено: 20.08.2015 в 03:03 | Просмотров: 456 | Комментариев: 0
Поделиться: