УчастникамПолезная информацияОбзоры, аналитика, статистика

Перспективы «санкционной войны» с Турц

Последние несколько дней мы наблюдаем эскалацию геополитических рисков, связанную с ухудшением российско-турецких отношений, после инцидента со сбитым над территорией Сирии российским самолетом.

Причем решение конфликта выходит далеко за рамки военно-политической сферы и в большей степени отражается на экономических связях государств, которые, казалось бы, только вышли на новый виток в развитии после введения западными странами антироссийских санкций, сместивших акценты с Запада на Восток.

Товарооборот между Россией и Турцией только за 2014 год составил 31 млрд долларов. Несмотря на наблюдаемые кризисные явления в российской экономике и девальвацию рубля, за 9 месяцев 2015 года товарооборот превысил 18 млрд. долларов. В перспективе к 2020 году планировалось нарастить его значение втрое, т.е до 100 млрд долларов. Однако сегодня такие планы кажутся уже недостижимыми, наоборот, вводимые ограничения касаются односторонней отмены безвизового режима, сокращения турецкого импорта, приостановки реализации совместных инвестиционных проектов, ограничения туризма.

Каковы будут последствия введения санкций?

Отмена в одностороннем порядке безвизового режима коснется прежде всего турецких рабочих, занятых на российских стройках. Сегодня в России находятся более 85 тыс. граждан Турции, большинство их которых работают в строительной индустрии. По числу выданных разрешений на работу в России Турция уступает только Китаю. Вводимые ограничения, скорее всего, приведут к уходу с российского рынка турецких строительных компаний. Однако, если, на момент отмены безвизового режима, данная мера казалась наиболее эффективным методом санкционного воздействия, то прошедший 29 ноября в Брюсселе двусторонний саммит ЕС и Турции практически нивелировал последствия данной меры воздействия для Турции, пообещав ей безвизовый режим уже к осени 2016 года. Не следует забывать, что некоторые российские подразделения крупных турецких строительных компаний сегодня заняты возведением объектов к Чемпионату мира по футболу 2018 года, реализация которых также ставится под угрозу.

Другое направление санкций – установление ограничений на импорт турецких товаров. Наиболее весомая статья импорта – продукция растениеводства, на долю которой приходится более 4% всего российского продимпорта. Вводимые ограничения касаются турецких фруктов и ягод, овощей, птицы, при этом в качестве альтернативы турецким продуктам предлагается расширить поставки из Азербайджана, Узбекистана, Марокко и Израиля, что конечно приведет к очередной волне роста цен. Другими важными статьями российского импорта являются изделия турецкой легкой промышленности (тканей, одежды, обуви), легковые автомобили и пластмасса, которых возможно также коснутся вводимые ограничения в будущем.

Но при этом следует помнить, что экспорт продукции из России в Турцию сегодня многократно превышает импорт, так только за 9 месяцев 2015 года объем российского экспорта составил 15 млрд долларов против 3 млрд долларов импорта. поэтому можно ожидать ответных «зеркальных» санкций со стороны Турции, что больно ударит по российским производителям. Как показывает практика применения санкций с Евросоюзом, введение ограничений на внешнюю торговлю – «палка о двух концах», что неприятно для всех участников конфликта без исключений.

Еще одно направление санкционного воздействия – рекомендации по проистановке реализации туристических туров в Турцию, что в купе с запретом на продажу путевок в Египет, практически перекрывает для граждан России все «дешевые» зарубежные курорты. По замыслу инициаторов санкций, это должно способствовать развитию внутреннего туризма. Но внутренний туризм, для своего развития, должен прежде всего предоставить необходимую для туристов качественную инфраструктуру. И приток туристов должен обеспечиваться благодаря победе в конкурентной борьбе, а не за счет установления административных барьеров для конкурентов. Поэтому вводимые запреты также серьезно отразятся на российских отдыхающих, ограниченных в возможностях недорогого отдыха.

В 2014 году Турцию посетило почти 3,3 млн российских туристов, за первое полугодие 2015 года – более 1 млн. Реализация туров в Турцию и Египет формировала значительную часть доходов российских туристических компаний, вводимые ограничения скорее всего приведут к очередной волне банкротств туроператоров.

Что касается совместных с Турцией инвестиционных проектов, то Российская сторона заинтересована в их реализации возможно даже больше, чем Турция. Например, от реализации «Турецкого потока» во многом зависят позиции России на европейском газовом рынке.

Исключение большого числа стран-транзитеров российского газа снижает воздействие геополитических рисков и ограничивает возможности манипуляция со стороны Украины и других стан постсоветского пространства.

Приведенные данные свидетельствуют о крайней непродуктивности дальнейшей эскалации российско-турецкого конфликта и углубления в «санкционную войну». Но вполне возможно, что, взвесив возможные негативные последствия от нагнетания напряженности, Россия и Турция, наконец, смогут достичь компромисса и вернуть добрососедские отношения уже в ближайшей перспективе.
Еще одним аспектом, который скорее всего и лежит в основе разразившегося конфликта, является то, что Турция – страна-член НАТО, организации с которой у России давнее противостояние, кажущееся неразрешимым. И возможно грамотное разрешение российско-турецкого конфликта, будет способствовать «перезагрузке» отношений Россия-НАТО для объединения усилий в борьбе с международным терроризмом.

Армен Даниелян, Директор по стратегическому развитию АКГ «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ»

Источник: new-retail.ru

Добавлено: 07.12.2015 в 08:28 | Просмотров: 314 | Комментариев: 0
Поделиться: